Отзывы и отклики

За веру воздаянья нет

С. Передереева & А. Бердников

Помните: "Открылась бездна звезд полна; Звездам числа нет, бездне дна.". Не случайно это двустишие из Михаила Ломоносова, может быть, не только для нас, стало символом тайного, неизвестного доселе, и приходит на ум, когда невзначай открываешь для себя нечто, бывшее совсем рядом, но невидимое и незнаемое в силу неведомых до каких-то пор обстоятельств. И ты, потрясённый, стоишь как тот naughty boy, оказавшийся за калиткой дома... (He stood in his shoes and he wonder'd.) и... удивляешься...

Примерно так мы себя чувствовали, впервые познакомившись с сайтом Исая Шейниса. Открытие Исая Шейниса было ещё и тем более поразительным потому, что лет 15 назад нас познакомили с Сергеем Салтыковым, которого все мы, прослушав его дивные песни-поэмы на знаменитых московских кухнях, решительно вознесли на уровень непризнанного барда. Почему не признан? Как такое могло случиться? Ведь его незабываемые песни могли быть впитаны его поколением так же, как и песни Окуджавы, Визбора... ( Первая посмертная публикация стихов Сергея Салтыкова появилась в "Новом Мире" только в 2005 г).

И вдруг, когда на дворе ноябрь 2011, — новое имя в созвездии бардов 60-80 гг: Исай Шейнис. На сайте представлено много материалов: стихи, песни, проза, воспоминания, фотографии. Ознакомились со всем сразу, в один присест, как будто посетили новую выставку незнакомого художника. У нас есть такая своя игра-шутка: после насыщения картинами или графикой на очередной выставке, мы признаёмся, какую бы картину каждый "уволок" с выставки, если бы это оказалось возможным, чтобы дома насладиться уединением с избранницей. Выбор не всегда совпадал с общепринятым шедевром или с установленным символом данной выставки.

Трудно объяснить мотивы, но после экспозиции Исая Шейниса стихотворение, которое в порыве хотелось бы унести с собой , — это "Родилась ты из страха...". А потом думаешь, нет, подожди, а как же... а вот это... "Известна формула России...", а вот это... "В эту рань по росе... ".

Творчество Исая Шейниса обильно и разнообразно. Хотя, уж если придерживаться звёздной терминологии, то, говоря о плеяде бардовских имён 60-80 гг и поэтов пушкинской поры, Исай, пожалуй, ближе всего по своему поэтическому темпераменту к Николаю Языкову: тот же оптимизм, безоговорочная вера в друзей, безоглядная любовь ко всем проявлениям жизни, восторг.... У Исая восторг перед космическими свершениями, науками, математикой, физикой. Он по жизни нес в себе избыток оптимизма, энергии, любви... и раздавал это людям. Его профессия — педагог, преподаватель русской словесности в интернате, где были и дети без отцов, как нельзя лучше подходила ему. Очень понравилось, как кто-то из его учеников сказал: "Всё плохое во мне от меня, всё хорошее — от Шейниса".

Как-то естественно выделяются циклы во множестве его стихов.

Это — гражданская лирика, стихи о России: "Она за холмом этим древним..." (1986), "Известна формула России..."(1968), "Заграница! Кому ты не снилась?.." (1977), "5-й километр Приморского щоссе..."(1982).

Стихи о смысле творчества: "Когда мои мечты и звуки..." ( Здесь великолепное двустишие — " И лучшую мою строку огню без боли обреку" ), "Меняются громкие ритмы..."(1981), "Вот жёлтую кисть пейзажист..."(1981), "Хотите белые стихи?".

Стихи психологически-философские, о поиске истины, постижении веры: "Давно в Ханаанской пустыне..."(1962), "Мы ждали семеро пока придёт один..."( 1969), Ода вокзалу..."(1975), "Еврейские мальчики в пединститутах..."(1975), "Воздастся каждому по вере..."(1982), "Письмо старого учителя"(1983).

Исай Шейнис — воинствующий оптимист, и он — Поэт, предчувствующий смерть. Уже в стихах 70-х гг звучит мотив бессилия перед неизбежнам: "Начинается жизнь вслепую..."; эти восемь строчек — маленький шедевр:

Начинается жизнь вслепую
И кончается наугад.
Прилетает шальная пуля
В заливные твои луга...
Ей простительна эта шалость...
Но не видел ты, чья рука
Побелела, потом разжалась,
Пальцы сбрасывая с курка.

1975

Об этом же: "Поэты долго не живут..."(1977):

Но ты обязан умереть
За год, за день, за час до прозы,
За миг до наступленья прозы.

Очень грустное "Никто не ходит в чёрном..."(1977) и "Завещание" (1979), и "Судьбы моей ещё один виток...". Его пафос страстной любви к жизни утверждается в стихотворении "Мои прежние жизни..." (1991).

Русский язык поэзии Исая Шейниса особенно легко и свободно звучит в пространстве, насыщенном светом православной веры. Его "Прощание" и читается, и поётся как молитва очищения, воскресения, бессмертия. Чудо!

Лети, душа моя, лети!
Свободная от оболочки,
Лети! Я не сумел пройти
Наш путь до самой дальний точки.
Я рад, что грянул праздник твой,
Когда в саду пьяно от вишен.
Но в грустный день сороковой
Не торопись подняться выше.
Увидишь, тучу переждя,
Как полетит с ограды птица,
И с каплей сладкого дождя
Слеза твоя ко мне скатится.

Исай Шейнис прожил счастливую творческую жизнь, оставив наследие, которое достойно пристального изучения.

 
   
 
Web-дизайн и разработка сайта Юлия Скульская
© 2017 Авторская песня Исая Шейниса