Воспоминания

Друзья и современники



Васкелово

Окончание первого курса увенчалось летней педагогической практикой в заводском пионерском лагере. Отряды размещались в двухэтажных коттеджах вблизи изумительно красивого озера Васкелово. Совершенно неожиданно Исай Шейнис получил здесь первое трудовое крещение. Дело в том, что он, как пионервожатый, работал под началом воспитателя. Эта женщина, достигшая зрелого возраста, вдруг стала противником благих начинаний Исая. Допустим, он задумывал поход отряда вокруг озера, экскурсию на линию Маннергейма, которую брали штурмом красноармейцы, наконец, он не мог не провести литературный вечер, посвящённый пионерам-героям и пр. На всё это дама отвечала: "Кому это нужно?" И уводила детей на поляну, на солнцепёк, Исай, конечно, возмутился и выступил на педсовете. На удивление, его не поддержали даже те, кто недавно хвалил. Ему и в голову не приходило, что он столкнулся с обычными интригами, которыми болеют любые коллективы. Директор объявил Шейнису выговор, затем другой. Он был сильно раздосадован. Целую неделю восхищался красотами природы, размышляя над причудами будней.

Утешало одно: пионеры приходили на берег озера и доверяли ему свои детские секреты. Возникало взаимное притяжение. Но в памяти отложилось, что конфликт с администрацией — это неприятно.

После каникул деканат провёл установочное собрание. В основном говорилось о содержании учебной программы. Кроме того, было объявлено о традиционной поездке на работы в пригородный колхоз. Это радовало.

Уяснив задачи, всей компанией вышли на площадь перед институтом, посреди которой разросся огромный дуб, окружённый изумрудной травой. Сочнозелёные листья его согревались после ночи. Обитатели галёрки на ходу решили пойти не в молочную столовую, манившую запахом сосисок, а в кинотеатр "Великан".

Шли по улице, мощённой булыжниками, как по магистрали. На свету каждый выделялся внешним своеобразием. Поэтому и интересны были друг другу. Они образовывали альянс не по обязанности, а по душевному призыву. Шейнис по привычке должен был положить руку на плечо то одному, то другому. Это был знак: мы свои.

Кинотеатр "Великан"

"Великан" сближал. Однажды Исай вычитал в газете, что здесь скоро состоится неделя итальянских фильмов. Сеансы начинались в 6 часов утра. В кино бежали на рассвете. Смотрели "Машинист" и "Моя бедная любимая мать". Грустные истории в исполнении прекрасных актёров.

С восхищением смотрели, как по рядам прошёл Н. Черкасов в пальто с поднятым воротником.

А Шейнис добавил к волнующим впечатлениям: — Представляете, в этом зале Шаляпин пел "Марсельезу".

Теперь же у входа увидели яркую афишу. Оказалось, на ближайшем сеансе демонстрируется сборник американских мультфильмов. Не отступать же, решили друзья. Огромный кинотеатр заполнился зрителями. Свет угасал и зазвучала ритмичная джазовая музыка, на экране оживали звери и птицы.

Но под конец возникли титры фильма "Белоснежка и семь гномов". Маленькие человечки в цветных колпачках возвращаются домой по лесной дорожке. На плечах у них кирки и лопаты. Распевают песню о том, как дружно они добывают драгоценные алмазы. Их приветствуют птицы, зайцы, олени. А в доме они встречают чудную девушку — Белоснежку, и она вскоре охорашивает их жизнь до неузнаваемости. Злая королева едва не погубила юную красавицу. Но появляется принц на белом коне и увозит её в свой замок. А гномы их провожают, остаются с кирками и лопатами и продолжают своё вечное дело — добывать драгоценные алмазы.

Совковые лопаты

Компания вышла на крыльцо кинотеатра. Будущие педагоги взволнованы. Мультфильмов много, советских и зарубежных. Но этот — шедевр. Сошлись умники, весельчаки, ворчуны. Добытчики, помощники, умельцы. Гномы — существа необыкновенные, неунывающие, выступающие против особей гадких, злобных и завистливых. В этом что-то есть, отметили последователи Ушинского и Макаренко.

— Потрясно, — произносил Шейнис.

Назавтра подошли автобусы, и весь курс отправился на трудовой фронт. В колхозе Шейнис и другие строили погреб. Копали картошку. Чинили рухнувший забор. Перекуривали, подставляя лица солнцу. А вечером возвращались колонной с совковыми лопатами на плечах, бодро и громко распевая:

Легко на сердце от песни весёлой...

Сокурсники брели кучей параллельным курсом, откровенно потешаясь над весёлой ватагой. Наконец, Юра Колесов не выдержал и заклеймил их крепким словом:

— Снобы вы, снобы.

В последний вечер Шейнис всех примирил. Темнело, надвинулась прохлада. За околицей развели костёр, искры улетали в притихшую бесконечность. Пламя грело.

Зазвучала гитара. Исай запел, и все подхватили печальную песню "Гуцулка Ксеня". А за ней последовала вдохновенная "Ты, моряк, красивый сам собою".

Вскоре разогрелись, взбодрились и пошли спать. А Шейнис ещё долго разговаривал гекзаметром с угасающим костром. Он пытался вспомнить, кому принадлежали слова: "Нет друзей у того, у кого их много". (Аристотель)


 
   
 
Web-дизайн и разработка сайта Юлия Скульская
© 2018 Авторская песня Исая Шейниса