Воспоминания

Друзья и современники



В нашем классе учился сын военного, приехавшего в Калугу прямо из Австрии, Дима Сурин. Выяснилось, что отец его привез из-за границы множество граммпластинок, по большей части записи неизвестного тогда для нас Петра Лещенко. Мы с Исей стали частыми гостями Димы и выучили наизусть весь Лещенский репертуар. Надо было как-то аккомпанировать наши первые вокальные опусы. К тому времени я уже имел семиструнную гитару, подаренную мне матушкой на день рождения 8 июля. Штерна Давыдовна в Исин день рождения 6 августа преподнесла ему такую же, а я стал преподавать ему первые аккорды. Так сложился наш дуэт. Мы ходили с Исей не только в кружок Дворца пионеров, где он пытался постичь и нотную грамоту и навыки игры на гитаре, но и в школьный хор, которым руководил коренной калужский музыкант и хормейстер Юрий Ильич Чупров.

Исаю Шейнису. Б. ОкуджаваДля дальнейшего повествования здесь я не могу не упомянуть еще об одном педагоге, появившемся в нашей школе и в нашем классе в феврале 1952 года. Однажды к нам в класс вместе с Анной Карповной вошел молодой преподаватель, удивительно похожий на Чарли Чаплина. Весь в черном, с усиками и с большой копной черных волос на голове. С очень угрюмым выражением лица. Анна Карповна представила его нам: "Булат Шалвович Окуджава. Он будет присутствовать иногда на наших уроках". Окуджава в пятой школе города Калуга "Черный человек" сел на заднюю парту нашего ряда и в течение урока что-то записывал в свой блокнотик. Вскоре мы забыли о его присутствии, Но когда зазвенел звонок и он вместе с Анной Карповной покинул класс, мы как стадо буйволов, вырвавшееся на свободу, ринулись в коридор и увидели "черного человека", прижавшегося к стене и уступавшего нам дорогу. К счастью, мы не задели и не уронили его, чем спасли для будущего, как выяснилось позже, одного из выдающихся поэтов и бардов столетия...

Булат Окуджава в школе 5 в КалугеТекла почти беззаботная наша калужская юность. Не будем забывать о времени сталинизма, в которое мы жили тогда. Наши учебники были сталинизированы. В классе проводились вечера. посвященные Сталину, на которых читались стихи о Сталине, пелись песни о Сталине. Нам вбивали в голову идею о том. что все нам дал всевидящий и всюду присутствующий отец народов. Вскоре грянуло как гром сообщение болезни и смерти Сталина. Многие люди плакали. Многие явно знали, но скрывали правду о сталинизме. Чувствовалось, что идет смена эпох.

...1954-й год. Приближались выпускные экзамены. Жаркое майское солнце звало нас не только "повторять билеты", но и позагорать и покупаться. На крыше нашего дома мы с Исей частенько бывали и раньше и любовались открывавшимися видами сверху и самой Калуги, и Заочья, и железнодорожного моста через Угру, что в 12 километрах от Калуги, и края калужского бора, над которым виднелся дымок невидимого паровоза, тянущего состав в сторону Киева. С крыши открывался волшебный вид на пойму тогда еще не затопленной водохранилищем Яченки, чудные луга, стада коров. Открывалась огромная небесная сфера, в которой описывали круги голубиные стаи, вдруг падавшие куда-то в дома, едва со стороны бора в синем небе появлялась черная точка ястреба-стервятника.. Все эти воспоминания стали позже основой Исиной авторской песни: "Романс о среднерусских городах". Сейчас же было не до красот: надо было освежить в памяти огромный объем знаний. И все же мы находили время сбегать покупаться на Яченку и даже побегать голышом по лугу, благо никого поблизости не было...

Аттестат золотой...Выпускной письменный экзамен по математике был устроен так, что каждый испытуемый сидел на отдельной парте. Ися сидел сзади меня. Помнится, что задача касалась усеченного конуса, и поскольку к тому времени мы с Исей изобрели как начертить красиво эллипс с помощью циркуля, нитки и авторучки, мы с ним и общались по этому поводу, передавая "инструмент" друг другу. Когда я стал решать задачу, то обнаружил. что "пошел не тем путем". Было налицо два пути решения и два результата. Я, естественно, показал их Исе. Он прорешал оба варианта и предложил остановиться на необычном... По поводу нашего варианта заседала комиссия Гороно. У всех уже были оценки за экзамен, у нас нет. Бедная Штерна Давыдовна чуть не поседела: ведь двойка на этом экзамене могла перечеркнуть Исин золотой аттестат! К счастью, эксперты-математики, привлеченные к нашему случаю, вынесли вердикт: решение правомерно, оценка обоим -"отлично". Нашему ликованию не было конца! Все мои родственники решили, что я не иначе, как новый Лобачевский, и что мне поступать надо только на "мехмат" МГУ. Ися же поехал в Ленинград, где жила его сестра Оля, чтобы поступать на факультет журналистики. Так заканчивалась наша юная жизнь в Калуге с тем, чтобы потом, живя в разных городах, нам не расставаться по сути всю оставшуюся жизнь.

Зачетная книжкаНа собеседовании в МГУ я настолько был готов к вопросам политического толка, как мне все предсказывали, что когда мне дали простейшую задачу провести с помощью циркуля и линейки из точки касательную к окружности, я, открыв рот от удивления, молча вышел из аудитории... Спустя несколько дней, я подал документы в Московский лесотехнический институт, куда и поступил учиться на лесоинженерный факультет. Ися, как я узнал позже, не прошел на факультет журналистики из-за популярного тогда "пятого пункта" в автобиографии и поступил на филологический факультет в педагогический институт им. Герцена. Началась самостоятельная студенческая жизнь. В летние каникулы мы встречались в Калуге, проводили вместе время. Однажды решили выступить на конкурсе певцов в городском парке, спели дуэтом под гитары из репертуара Петра Лещенко "То, чего ты так просишь, сделать не в силах я!", и, неожиданно для себя, завоевали первый приз - семь маленьких алебастровых слоников, делить которых не стали: они "пожили" несколько лет у Штерны Давыдовны, а когда она переезжала в Ленинград, слоники переехали ко мне...

Летом 61-го, когда я был освобожденным секретарем комсомола ударно-комсомольской стройки "Цемзавод" и возмутился отношением властей к этой стройке, и, главное, к людям ( голод, нулевое снабжение и т.д.), по решению комсомольского собрания я был командирован в Москву, в оба ЦК, добиться изменений к лучшему ( история эта еще, видимо, дождется своего полного написания ), мне выпали пара недель на то, чтобы съездить в Калугу. Какова же была моя радость, когда после нескольких лет разлуки, зайдя к Штерне Давыдовне, я вдруг встретился у нее с Исей, который приехал в Калугу за пару дней до этого.


 
   
 
Web-дизайн и разработка сайта Юлия Скульская
© 2018 Авторская песня Исая Шейниса