Воспоминания

Друзья и современники



Узорчатые ставни,
Открытый взор старух,
Бьет прямо в сердце давний
Июльских яблонь дух.

Начищенный, надраенный,
Плыву себе вперед.
Меня моя окраина
Не сразу узнает.

В заборе синем щелки,
Там смех и голоса,
И вьется чья -то челка,
И светятся глаза -

Ох, в жар меня бросает
На четной стороне!..
Компания босая
Идет на встречу мне.

Владельцы сонных улиц,
Ручьев и пустырей,
Они мне улыбнулись:
Мол, выходи скорей!

Иду я словно раем,
Под сладкий шум садов...
Мне жаль вас - нет окраин
У новых городов!

Это были незабываемые дни! Ися возмужал, и не было ничего удивительного в том, что на высокого, стройного с очаровательной белозубой улыбкой брюнета заглядывались все без исключения калужские красавицы, где бы мы с ним не появлялись... Я уже тогда сочинял какие-то романсы, он, оказалось тоже, мы много пели... Однажды он пришел к нам, загадочно улыбаясь, и сказал: "Вов, эти стихи я посвятил тебе!" и прочитал удивительные строки, которые, конечно же, мне были очень приятны. Мы по-братски расцеловались, и я сказал ему: "Ися, а ведь ты мастер слова! Тебе надо писать и писать. Уверен, будет огромный успех! Да и романсы твои чудные! Дерзай, дорогой!"

После возвращения в Калугу из Якутии мы долго не виделись, и вот уже в 70-х годах Ися приехал в Калугу не один: с ним приехала очаровательная красавица, неотразимая блондинка Тамара, его коллега по зеленогорскому интернату № 48, где он был в то время завучем. "А я ведь здесь родилась и прожила первую неделю своей жизни", - поведала мне Тамара при нашем первом знакомстве, - так что мы с Исей земляки!" По счастливой улыбке расцветшего Иси я увидел, что они уже не только земляки. Они остановились в гостинице, Штерна Давыдовна уже давно догадывалась о переменах в жизни сына, но когда Ися вновь заспешил в гостиницу и ушел, она устроила мне допрос с пристрастием.

Саша маленькийОднажды мы с Исей в зеленогорском интернате давали совместный концерт, вспоминая репертуар за все годы. Там- то я и познакомился с симпатичным мальчиком Юрой - сыном Тамары, который впоследствии стал и сыном Исая. Запомнились его большие глаза, любознательный взгляд. Сколько бы позже мы не встречались с Исей и Тамарой, собственно, родными мне людьми, я видел перед собой пару счастливых людей, нашедших и любящих друг друга, готовых преодолеть вместе любые испытания... Тамара стала настоящей музой Исая, под eе благотворным влиянием он создал огромное количество стихов и песен. Вместе же они создали и взрастили прекрасного сына Сашу...

Много пришлось пережить в жизни и мне, но в самые трудные минуты я знал: у меня есть друг и брат Ися Шейнис, и вряд ли проходил месяц жизни, чтобы мы не перезвонились или не списались, чтобы обменяться новостями, посоветоваться в чем-то, наконец, просмаковать последний еврейский анекдот.

В 1979 году мы всем классом решили отметить 25-летие окончания школы. Ися приехал в Калугу, и мы с ним на моем горбатом "Запорожце" объездили всех и вся, чтобы собраться в ресторане, а потом всю ночь у кого-то на квартире вспоминать "преданья старины глубокой". Сколько было чудных воспоминаний, оживлявших как бы и тех, кого уже не стало.. Накануне мы с Исей заехали к тете Шуре Блажевич, которую я знал еще с 50-х годов, когда она помогала моей матери держать корову. Ися обнял тетю Шуру и расцеловал, как мать. Только тогда я узнал, что восемь сестер Штерны Давыдовны были расстреляны фашистами во время оккупации Калуги, сама же Штерна Давыдовна была спасена Шурой Блажевич. укрывшей ее с сыном и дочкой, в картофелехранилище в глубине их сада.... В ноябре 85-го года наша калужская пятая школа решила отметить, как следует, свое 125-летие и разослала приглашения на юбилей многим выпускникам и бывшим сотрудникам школы. На юбилей в Калугу я ехал в машине, которой управляла очаровательнаяБулат Окуджава и Исай Шейнис супруга Булата Окуджавы Ольга Владимировна, наша ровесница, а Булат Шалвович сидел рядом и с удовольствием отвечал на мои многочисленный вопросы. Это было счастье! Юбилей отмечался в концертном зале филармонии. Еще в гостинице Булат обратился ко мне: "Володя, думаю, что вечером, после торжества нам нужно будет собраться со старыми друзьями. Соорудим стол вскладчину. Пригласи, кого посчитаешь нужным, моих друзей, своих.." Александр Георгиевич Больгинов, старый друг Булата, настоял чтобы "вечеря" состоялась у него дома...

Ися, приехавший в Калугу накануне, с радостью узнал о предстоящей небывалой вечеринке и принял в ее подготовке самое деятельное участие.

Стол Больгиновых ломился от спиртного и закуски. В небольшой комнатке разместились учителя и их бывшие ученики. Хозяйка Евдокия Андреевна с мужем и красавицей дочерью Наташей принимала гостей. На встречу пришли, помимо Булата и Ольги, "исторички" Ида Александровна Копылова и Тамара Абрамовна Манкевич, наша "немка" Галина Николаевна Никитина, "чертежник" Юрий Георгиевич Герасимов. Наше же "поколение" было представлено педагогом и литератором, певцом, поэтом и композитором Исей Шейнисом. математиком - небесным механиком Колей Тесленко, журналистом Володей Евдокимовым, и Вашим покорным слугой, который впервые вышел в свет со своей будущей женой Ириной Васильевной Пигаревой, главным специалистом российского тогдашнего Министерства просвещения по предметам эстетического цикла и "правой рукой" композитора Д.Б. Кабалевского, родители которой на мое счастье жили в Калуге. Сказать. что это был праздник, было бы мало. Тосты, воспоминания плавно перешли в песнопения, для Владимир Соловьевчего предусмотрительно мною была прихвачена гитара - семиструнка. Булат пел вдохновенно! Но не менее вдохновенно пел и Ися Шейнис! В знак признания ничейного счета в получившемся состязании "акынов" и признания истинного таланта и мастерства Булат Шалвович крепко обнял Исю, поцеловал и поднял тост за его и наше здоровье...

Увы, здоровья-то, как выяснилось через несколько лет, нам с Исей иметь побольше, действительно, не мешало. В 1987 году я был приглашен в Ленинград, в квартиру-музей А.С. Пушкина на наб. Мойки, 12, для участия в памятных мероприятиях, посвященных 150-летию со смерти поэта. Ися с семьей ждал меня в Зеленогорске с "отчетом". Сейчас, глядя на фотографии той встречи, я вспоминаю, что последний раз тогда видел Исю относительно здоровым, впрочем, как и он меня. Провожая меня, он пожаловался на какое-то непонятное недомогание, возникшее у него несколько дней тому назад. Я ему сообщил, что меня крепко стали подводить глаза, что-то мешает видеть.. Ися той же весной заболел неизлечимой болезнью "пузырчаткой". Его лечили гормональными лекарствами. Не зная еще о том, что болезнь неизлечима, я искал везде лекарства для него... Ися мужественно переносил курсы лечения, продолжал много работать, даже будучи инвалидом. Меня тоже списали в инвалиды второй группы по зрению, но я не сдавался, пытался по своей методике "раскачать" свой единственный глаз и работать...


 
   
 
Web-дизайн и разработка сайта Юлия Скульская
© 2018 Авторская песня Исая Шейниса