Воспоминания

Ученики

Выпуск 1984 года

Выпуск 1984 года

Светлана Кухарева - выпуск 1984 года

Без предупреждения о том, что мне, маленькой девочке, выросшей на хуторе под Зеленогорском, предстоит учиться и жить в интернате целых шесть дней в неделю без родителей, далеко от дома, 1 сентября 1976 года меня определили в школу-интернат 48. На отбое я лежала под одеялом и тихо плакала от открывшегося обмана. Там и нашла меня первая учительница Копылова Ида Григорьевна. С ней была женщина неземной красоты с пронзительными голубыми глазами. Это была Тамара Александровна Шейнис. Но ее имя я узнала потом. А тогда, в тот первый вечер в интернате мне было выдано из ее рук огромное яблоко. С ним я и уснула. Вскоре выяснилось, что Тамара Александровна - воспитатель старших классов.

Закончилась начальная школа. И в начале пятого класса наш классный руководитель - Родионова Роза Даниловна - перешла на другое место работы, а мы остались без классного руководства. Осенью 1980 года вернулась в интернат уволившаяся к тому времени Тамара Александровна, согласившись взять наш, оставшийся без классного руководства, класс. Вот тут и началась наша веселая интернатская жизнь!

Прежде всего нам было объявлено, что в 5-м классе пора уже научиться играть в волейбол. И вечерами, по средам, после ужина мы всем классом отправлялись в спортзал вместе с Тамарой Александровной. Именно там, в спортзале, мы познакомились с Исаем Наумовичем, который стал тренером в нашей импровизированной волейбольной команде. Иногда преподаватели играли вдвоем против сборной наших лучших игроков. И, конечно, выигрывали! Среда была провозглашена Тамарой Александровной спортивным днем, поэтому зимой, сразу после уроков, мы отправлялись вместе с ней в лыжные походы на Щучье озеро, не менее любимое нами и осенью, во время походов за грибами с семьей Шейнисов, включая маленького Сашу. Исай Наумович покупал каждому мороженое за найденный белый. Ребята старались! В поисках грибов забредали довольно далеко, поэтому опьяненной лесными запахами толпе учеников обратно приходилось ехать на автобусе - за счет любимых преподавателей. Удивленной кондукторше только оставалось восклицать: "Да вам молоко надо давать за вредность!". В ответ они только улыбались.

Очень нами приветствовались и зимние прогулки после ужина на берег Финского залива. Там, вдалеке от городских огней, Исай Наумович рассказывал удивительные истории про звездное небо, про космонавтов, с которыми довелось познакомиться. Казалось, что, глядя с нами на звезды, мыслями он возвращался в свою родную Калугу - колыбель великой эры освоения космического пространства, где жил и работал Циолковский. Было очень интересно, захватывало дух! Всем хотелось блеснуть умом перед Исаем Наумовичем, заслужить его похвалу - это дорогого стоило. И как-то на обратном пути кто-то из ребят предложил игру: составлять слова, в которых бы встретилось сразу два мягких знака. Исай Наумович легко обыграл всех на глаголах повелительного наклонения. Вот вам и живой урок русского языка! Это уже потом мы с ним, как с учителем, познакомились на уроках физики и математики, которые он проводил вместо отсутствующих преподавателей, завоевав наши сердца манерой вести урок в нестандартной форме: живо, легко и неотъемлемо с юмором. А обязательные для советского времени политинформации и классные часы его стараниями превращались в увлекательные чтения и дискуссии.

Его авторитет и блистательный ум были всеми признаны сразу и неоспоримо. Но главное - в отношениях Тамары Александровны и Исая Наумовича с нами, учениками, было то, что они не отгораживались от нас стеной строгости и недоступности, а наоборот, увлекали нас за собой, в мир своих интересов и открытий.

Так, например, Тамара Александровна научила нас читать газеты. Все началось с "Комсомольской правды", когда ее корреспондент, известный натуралист Василий Песков опубликовал серию репортажей "Таежный тупик". Тамара Александровна, знакомя нас с историей семьи Лыковых, незаметно переключала наше внимание на другие газетные материалы. На есенинских поэтических вечерах она сама читала много стихов и рассказывала о жизни поэта. Эта любовь к его творчеству передалась и нам. Исай Наумович организовывал ежегодные внутриклассовые шахматные турниры. На стене висела настоящая турнирная таблица с расписанием игр. Участвовали все! Победитель получал почетное право сыграть с Исаем Наумовичем и диплом, написанный рукой Тамары Александровны, а также целый поднос домашних пирожных, испеченных ею же. Для абсолютного неудачника был заготовлен утешительный приз - связка баранок по количеству проигрышей.

Запомнились праздники, которые в нашем классе назывались огоньками... Новогодний огонек, огонек для девочек, огонек для мальчиков. Они проходили очень весело, каждый раз по своему сценарию, не повторяясь. Исай Наумович пел под гитару, читал стихи...

Помимо внеклассных мероприятий, конечно, присутствовал ежедневный строгий контроль со стороны Тамары Александровны за успеваемостью. Тетради "для работы над почерком", потому что, по ее словам, почерк является отражением характера. Вот я старалась улучшить свой характер, выписывая ежедневно по страничке в этой волшебной тетради! Уютная квартира Шейнисов, в которой было тепло от любви, где всегда ждали и радовались...

Уже давно прошли школьные годы, но семья Шейнисов оставила большое светлое пятно воспоминаний о детстве, превратив период воспитания в интернате в полноценную ребячью жизнь с праздниками и яркими событиями. И я думаю, что под этими словами подпишутся многие их выпускники. Исай Наумович - он был талантлив во всем, насмешлив, интересен и неподражаем, в моей памяти остался неразрывно связан с Тамарой Александровной. Они так и шли вместе, рука об руку, помогая и выручая друг друга, и дарили нам ощущение счастья, согревали своей неиссякаемой любовью. Школа жизни, основы характера, правильное отношение к себе и окружающим в этом мире, и даже красивый почерк - все от них! И чем больше разрыв во времени, который обозначен датами их памяти и сегодняшним днем, тем светлее становится память сердца...

 
   
 
Web-дизайн и разработка сайта Юлия Скульская
© 2017 Авторская песня Исая Шейниса