Поэзия

Стихи (звук)

Скачать стихи в исполнении Исая и Тамары Шейнис можно в разделе "Архив"

Никто не прочитает стихи поэта так, как он сам. Сохранившиеся аудиозаписи тому доказательство.


Для того, чтобы скачать произведение, нажмите напротив его названия на Скачать правой кнопкой мыши и выберите во всплывающем меню пункт "Сохранить объект как..." (в браузерах FireFox и Internet Explorer) или "Сохранить по ссылке как..." (в браузере Opera).
Послушать Прочитать текст Детство 2,40 МБ 320 kbps Скачать
Послушать Прочитать текст Ни мелодий, ни бури, ни света 1,29 МБ 320 kbps Скачать
Послушать Прочитать текст Прощание с високосным годом 1,60 МБ 320 kbps Скачать
Послушать Прочитать текст Когда отлюбишь - поцелуй 1,38 МБ 320 kbps Скачать
Послушать Прочитать текст Заграница, кому ты не снилась 3,08 МБ 320 kbps Скачать
Послушать Прочитать текст Мы ждали семеро 1,67 МБ 320 kbps Скачать
Послушать Прочитать текст Мы избегаем власти 2,61 МБ 320 kbps Скачать
Послушать Прочитать текст Случится беда 1,08 МБ 320 kbps Скачать
Послушать Прочитать текст Геолог в ресторане В.Гавриловскому 4,97 МБ 320 kbps Скачать
Послушать Прочитать текст Ты помнишь это, Иоанн? 1,76 МБ 320 kbps Скачать
Послушать Прочитать текст В нечетных числах что-то есть.. 1,18 МБ 320 kbps Скачать
Послушать Прочитать текст Высокий род мой гаснет.. 2,18 МБ 320 kbps Скачать
Послушать Прочитать текст Мятеж 2,62 МБ 320 kbps Скачать
Послушать Прочитать текст Что стоит отречься от истин? 1,44 МБ 320 kbps Скачать
Послушать Прочитать текст Я в царстве снежной королевы 2,35 МБ 320 kbps Скачать
Тамара Шейнис
Стихи читает Тамара Александровна Шейнис
Послушать Прочитать текст Дорогая пропажа.
А. Вертинский
3,42 МБ 320 kbps Скачать
Послушать Прочитать текст Мы теперь уходим понемногу.
С. Есенин
1,29 МБ 320 kbps Скачать
Послушать Прочитать текст Не жалею, не зову, не плачу.
С. Есенин
2,36 МБ 320 kbps Скачать
Послушать Прочитать текст Я все такой же.
С. Есенин
1,19 МБ 320 kbps Скачать

Ты помнишь, открывали мы глаза,
И нас встречал спокойный взгляд отца?
Мы вскакивали сразу умываться,
И находили завтрак на столе
С запиской матери:
«Помойте чашки».
(Мы спорили, смеясь, кому их мыть).
Портфель готов уж с вечера, и вот
По лестнице гремим мы… Нет, конечно,
Ничем тогда мы не могли греметь.
А школу помнишь? Парту у окна
И тихий голос Марьи Алексевны,
И звон разбитых стекол... И река…
О, как идти домой нам не хотелось!
Там только что пришла с работы мать,
А на столе не убрана посуда,
И каждое мгновенье со стены
Внимательно глядит на нас отец.

Ни мелодий, ни бури, ни света
Не осталось
Устоялось.
Всё, стало зелёного цвета.
Жизнь сжалась,
Как змея после боя -
С истраченным жалом.
(Ах, какие обои!
На фоне зелёном -
цветочки...
Вы смеетесь, о боги...
В глазах твоих сонных
Две точки).

Високосный – от слова висок:
Бьется жилка твоя голубая.
Високосный – от слова высок:
Выше смерти уже не бывает.

Мы спокойны и косны теперь
Сны уходят, и выси бледнеют...
Високосный, спасибо тебе,
Что любовь была на день длиннее.

Когда отлюбишь – поцелуй
Ее последний страх.
Возьми в коробке пастилу,
Остановись в дверях.
И в коридоре не стучи:
Соседям нужен мир.
Уйдешь – вздохни и помолчи,
И закури «Памир».
Дождь моросит – не унывай,
Пора идти вперед.
В холодный заспанный трамвай
Садись – и все пройдет.

Заграница! Кому ты не снилась?
Пальцем в карту - и вот он, Париж!
Или - помнишь - как на берег Нила.
Улетали мы с низеньких крыш.

Так и стало. Теперь ты далеко,
В том чужом, непонятном краю.
Не поможет наш старый бинокль
Разглядеть заграницу твою.

Шлешь письмо в разноцветном конверте,
Все в порядке, мол, все по плечу,
Мол, газетным рассказам не верьте,
Скоро сам, как турист, прилечу...

А моя заграница - напротив:
Рыжий берег, заросший травой,
Звон волны на крутом повороте,
Старый мост, по прозванью "живой".

Этот мост перейду - и за рощей
(Помнишь майскую песню ее?)
Забреду я вслепую, на ощупь
В тридевятое царство мое.

Там напьюсь соловьиного свиста,
Надышусь родниковой водой
И вернусь - загорелый, плечистый -
В старый домик под темной листвой.


Мы ждали семеро, пока придет один.
Он сам ушел вперед, наш командир.
Он никого не взял, наш командир.

"Сидеть и ждать!" - так приказал он нам.
И ждали мы, прильнув к сухим кустам,
И тишина сушила глотки нам.

Никто не верил в наше торжество...
А мы живем. Живем и ждем его.
Мы живы, потому что ждем его.

Мы избегаем власти. Нам она
Не кажется заманчивой затеей.
С усмешкой мы скрываемся за тени,
Кому (мы знаем!) эта власть вредна.

У наших рук - невиданная стройность:
Единогласно. Принцип наш таков.
Расчетливо, ехидно и спокойно
Мы за столы сажаем дураков.

Дурак и стол - нет крепче монолита,
Такой уж не вспомянет ни о ком.
Теперь того, чье тело в стол залито,
Мы вслух не называем дураком,

Стоим за дверью - нас не попросили -
И, наливаясь ядом мелких чувств,
Течет из нас змеиное бессилье,
И только анекдоты- по плечу.

Случится беда –
Отворяй ворота.
Отворишь ворота –
Увидишь кого-то.
Собака залает,
В дом не пускает.
Собаку – ногой,
А его – за собой.
Веди прямо в дом,
Усади за столом.
Потом на кровать
Уложи его спать.
Не спит – не дыши,
А уснет – задуши.
Иначе – беда,
Не закрыть ворота.

Накренен потолок, по-таежному воет оркестр,
Это – в центре Европы, среди разукрашенных баб.
Люстру взяв на прицел, он один (хотя стол на три места)
Пьет фужерами водку. Ему не до мелких забав.

Уже третий бокал, а в груди еще – минус пятнадцать.
Ледяные глаза отражают сверканье ножа.
И красивые девки, какие в тайге и не снятся,
Не садятся к нему – только издали взгляд обнажат.

Тает медленно лед, но в глазах его – странное дело –
Растекается злоба, сменяя восточный мороз.
И гривастый ударник глядит на него обалдело,
Когда вдруг он встает, прохрипев: «Гады, слушайте тост!»
Взглядом зал обведя, и туристские жирные лица,
Он кривит тонкий рот и лесистой трясет бородой:
«В Колыму бы вас всех! Под землею бы вам веселиться,
Чтоб вам души отчистил таежный песок золотой!

Нет, конечно. Сидите. Держитесь за девок.
Будь пистоль, я списал бы вас, сволочи, всех в счет ЗеКа!»
А когда выводили, когда уже шапку надели,
Он рыдал, как мальчишка, кусая соленый рукав.

Ты помнишь это, Иоанн?
Как солнце сквозь песок желтело,
И кровь стекала в Иордан
Из обезглавленного тела?

Теперь по мне несется плач,
В толпе Иродиада рыщет,
Готова плаха, и палач
Сжимает страстно топорище.

Через мгновенье целый свет
Увидит, что и я не вечен.
О, ужас! – у меня ведь нет
Того, кому б я был предтечей.

В нечетных числах что-то есть.
Натура их сильнее, что ли?
Иль так таинственна их воля?
Иль незапятнанна их честь?

Ты вспомни, вспомни наши даты
И непременно все поймешь:
Те числа бились, как солдаты,
Там, где раздвоенность и ложь.

          1973

 

Наша эра - Христова.
Мне, Иуде, две тысячи лет.
Начинаю с простого:
С тридцати полустертых монет.

(Мало платят за совесть,
Знают: нечего мне потерять)
Наша дверь на засове.
-Что ж, Учитель, пора вечерять.

Дай последний мой ужин.
(Хлеб хорош, и роскошно вино)

Вижу: взгляд твой все уже...
Суждено или не суждено?!

Я один перед всеми.
Ты, осина, дрожишь неспроста...

Суждено, фарисеи!
Да! Я снова ...целую Христа.

Что стоит отречься от истин?
Немного колени дрожат...
Не бойся, никто не свистнет,
Когда ты пройдешь назад.

В ответ на косые сплетни -
Приветливее лицо,
Не первым и не последним
Становишься подлецом.
А то, что совесть замучит,
Так ты ей сбежать помоги.
Без правды, как видишь, лучше.
А если воскреснет - сожги!

          1975.

Я - в царстве Снежной королевы,
Здесь ледяные зеркала,
И всюду - сверху, справа, слева-
Я равнодушен добела.
Я бесконечен, бессердечен...
Снежинки - мысли так легки.
Для королевы каждый вечер
Черчу холодные стихи.
Звенит мое воображенье,
Симметрии подчинено,
И каждое стихотворенье
Другим подобно иль равно.

Неужто я навеки предан
Кусочку льда в моей груди?
О, где ты, Герда? Где ты, Герда?
Я - Кай. Я каюсь. Приходи.

          1965
 
   
 
Web-дизайн и разработка сайта Юлия Скульская
© 2017 Авторская песня Исая Шейниса